Август восьмого

Очередной фильм из разряда “как это было”. Южная Осетия, август восьмого года. В целом фильм неплохой. Показана агрессия врага, отпор который дали врагу российские вооруженные силы, хэппи энд. На первом же плане судьба мальчика, затерявшегося в горячей точке. С мальчиком тоже все будет хорошо.

Многих раздражают роботы-трансформеры, которые возникают в воображении ребенка из танков, и другой тяжелой техники. Вместе с тем, по моему мнению, эти спецэффекты не отвлекают от действия — в картине показаны многие виды боевой техники, в том числе танки. Теперь те кто не играет в онлайн-игру Worldoftanks тоже знают, что на перезарядку танка Т-72 уходит 7 секунд.

Мне показалось, что перевоплощение танков и прочей техники как-то корреспондирует с аватаром, где в синих существ преображались герои фильма. Есть вроде какая то аналогия. Однако утверждать точно, что это был замысел авторов я не стану.

Фильм снимался в Абхазии, Северной Осетии, Москве, возможно только совсем немного в Южной Осетии. Какие то исторические факты переданы достоверно, какие то немного искажены, думаю в угоду правилам кино (хотя момент с весельем и танцами в лагере беженцев — это что то неведомое-непонятное).

Как я уже написал фильм получился. Конечно я не буду сравнивать его с фильмами вошедшими в историю кинематографа, и даже среди современного российского кино думаю этот фильм где-то посередине. Но вместе с тем сходить и посмотреть его нужно. Зачем? Просто, чтобы посмотреть виды на московские высотки, внутрибанковскую культуру поведения, увидеть аэропорт “Владикавказ”, водителя, постоянно жующего что то за рулем рейсового автобуса, прорывающихся через узкие улицы с двухэтажными домами грушников на “Тиграх” (сюжет взят из американских фильмов, где натовцы прорываются на своих хаммерах через такие же улицы арабских городов обливая пулями все вокруг из установленного на крыше пулемета), ну и красивую концовку, где армейская колонна под российскими флагами уходит в горное ущелье.

Как говорил герой Хасана Бароева — “Смотри туда откуда страх”.